Визволені з катівень бойовиків в’язні розповіли про ціну свободи слова в ОРДЛО

Вiвторок 06 Лютого 2018

Публікація газети «ФАКТЫ» мовою оригіналу

— В большой группе украинцев, освобожденных из застенков оккупантов ОРДЛО накануне Нового года, не было журналистов…

— По имеющимся у нас официальным данным, с 2014 по 2017 годы в плену побывали 28 журналистов, — отвечает первый секретарь Национального союза журналистов Украины Лина Кущ. — По неофициальным — эта цифра примерно втрое-вчетверо больше. Так как по разным причинам некоторые факты захвата коллег в заложники не предавались огласке. Сразу скажу, что Национальный союз журналистов Украины (НСЖУ) отслеживает ситуацию в ОРДЛО с защитой прав уже не только самих журналистов, но и источников их информации. Речь, в частности, о блогерах. Они давно в поле зрения «спецслужб» «республик» и в числе первых попадают в заложники. Мы пристально следим за их судьбой. К сожалению, в застенках «МГБ» «ДНР» с июня минувшего года все еще пребывает журналист «Зеркала недели» Станислав Асеев.

Мы очень рады тому, что среди освобожденных есть дончанин Валерий Недосекин и луганчане Эдуард Неделяев и Владислав Овчаренко. Эти люди вели блоги в «Твиттере» или страницы в «Фейсбуке», где рассказывали о жизни в оккупации. Ведь там идет тотальная блокировка украинских сайтов, теле- и радиосигналов. Только те, у кого есть спутниковые антенны, имеют возможность смотреть украинское ТВ. В Донецком СИЗО, где заключенным разрешали пару часов в день посмотреть телевизор, украинский сигнал иногда прорывался на экран. Если надзиратель это замечал, тут же выключал телевизор, рассказала мне одна из освобожденных, медсестра из Докучаевска Галина Гаевая.

* Встреча освобожденных пленных в Киеве. Фото с сайта Президента Украины

— Как выглядит «разрешенное» информационное поле в «республиках»?

— Как в СССР — за счет монополии на информацию. Подавляющее большинство СМИ в ОРДЛО являются «государственными предприятиями». Все «темники» редакторам спускают из «министерства информации» и строго контролируют их исполнение. А «мининформ», в свою очередь, контролирует Кремль. Система контроля — тотальная. Так, в Донецке, например, все газеты, как в советские времена, снова печатаются в одной типографии. «Государственной» стала бывшая типография газеты «Донбасс», «отжатая» у владельцев в 2014-м. В Луганске все бывшие коммунальные газеты стали унитарными предприятиями и тоже контролируются из одного центра.

СМИ оккупантов заняты единственной задачей — тотальной «промывкой мозгов» населения. Это делают даже так называемые «оппозиционные» издания, принадлежащие оставшимся не у дел и ныне опальным экс-лидерам «русской весны» Павлу Губареву и Александру Ходаковскому.

Во всех без исключения СМИ в ОРДЛО читателям внушают, что Украина — это враждебный лагерь. А отсутствие ощутимых успехов в развитии «республик» объясняют тем, что, дескать, максимум сил и средств «ДНР» и «ЛНР» уходят сейчас на защиту от… «киевской хунты».

Мониторинг показывает, что содержание почти всех газет идентично. На первой полосе — портрет главы «республики» и его посыл подданным: «Потерпите до победы». На второй — пресс-конференции приближенных к «главе». Мол, мы вынуждены принимать непопулярные решения, ибо нам приходится обороняться от Украины, которая на нас… напала. Далее — информация о признаках приближения «светлого будущего», иногда — с анонсом на первой полосе.

Это репортажи об открытии остановок общественного транспорта, детских площадок, «новых» магазинов — в «отжатых» помещениях прежних и с почти теми же названиями. Например, торговый комплекс «Амстор» стал «Амстором-Сити», «Варус» — «Парусом». Эти «достижения» возводятся в ранг «экономического прорыва». В телесюжетах они отражаются как «общенациональные» праздники. Создается иллюзия массовости и единодушия. Мол, все население «республики» ликует по поводу возобновления работы цеха по выпуску сопутствующих товаров на неработающем в целом гиганте химической промышленности «Стирол» в Горловке.

Ради создания картинки благоденствия пропагандисты в ОРДЛО трактуют преступления как успехи и подвиги. Заселили новостройку — на самом деле оккупанты забрали у подлинных застройщиков дом, который был готов на 99 процентов еще до войны, и с минимальными затратами ввели его в строй. После чего торжественно вручили ключи от квартир «очередникам» — лояльно настроенным к оккупантам жителям, и «заслуженным гражданам» — боевикам, госслужащим-предателям, заявившим, что они нуждаются в жилье. На экране — новоселы, благодарящие благодетелей.

— Подобными «победами» заполнены все внутренние развороты газет, а также дневной теле- и радиоэфир, — продолжает Лина Кущ. — Эти сюжеты повторяют по несколько раз в день с призывами жить, затянув пояса, и радуясь тому, что на Донбассе нет «бандеровцев».

Пропаганда попутно создает и вымышленную историю квазигосударства с пантеоном псевдогероев. Научные встречи, спортивные состязания и гастроли возводятся в ранг «международных». Создается картинка якобы признания «ЛНР» и «ДНР» на политической арене. Об этом пишут, снимают сюжеты, даже откровенно фейковые. Например, о том, что якобы на настоящих международных состязаниях присутствуют представители ОРДЛО, причем с согласия международных спортивных федераций. Сами федерации, к слову, стали наказывать спортсменов, принимающих участие в таких мероприятиях. Например, контрольно-дисциплинарный комитет Федерации футбола Украины пожизненно дисквалифицировал 18 футболистов, сыгравших за сборную «ДНР».

Особое внимание уделяется в медиа и возрождению советской идеологии. К примеру, отремонтировали памятник лидерам советского прошлого — «защитили завоевания Октябрьской революции» от «бандеровцев» (хотя памятник разрушился от времени и непогоды). Прибили на дом родителей погибшего боевика памятную доску — «победили фашизм». Добавлю, что СМИ в ОРДЛО в унисон с прокремлевскими утверждают, что в Украине нацизм — едва ли не официальная идеология.

Кроме того, население пытаются убедить в том, что после освобождения Украиной оккупированных территорий тех, кто здесь находился, ждут тюрьмы и фильтрационные лагеря.

— А где же люди могут почерпнуть более-менее достоверные сведения о реалиях оккупации?

— Пожалуй, единственным альтернативным и оперативным источником информации там являются социальные сети, где местные жители делятся увиденным-услышанным без цензуры. Но «МГБ» «республик» постоянно мониторят Интернет, буквально охотятся за украинскими блогерами, которые единственным твиттом сводят на нет все усилия дорогостоящей пропагандистской машины. Боевики бросают блогеров в застенки, объявляют их «шпионами» и «наемниками» СБУ.

Все освобожденные нынче узники, и блогеры в том числе, говорили, что надежды на то, что их просто помилуют и отпустят, не было. Людей, высказывавших в соцсетях собственную точку зрения, судили по статьям о «госизмене» и «шпионаже». Притом как членов ОПГ – организованных преступных групп.

«Следствие» по делу Эдуарда Неделяева, который писал в Интернете под никнеймом Edward Ned, длилось полгода. Как рассказал сам Эдуард, работники «МГБ» «ЛНР» восстанавливали даже его удаленные переписки (!), проверяли все контакты. Ему устроили очную ставку с блогером Геннадием Беницким, где они, собственно говоря, впервые увиделись, так как до того вообще не были знакомы, даже по переписке. В результате в «ЛНР» сняли сюжет о том, что спецслужбам удалось «разоблачить организованную группу диверсантов», которые «сообща» не только писали «по инструкциям» из СБУ за гонорар, но якобы планировали и совершение терактов в «республике». Аналогичные обвинения предъявили и ультрасам Владиславу Овчаренко и Артему Ахмерову.

— Бывшие узники хотят, чтобы о них писали?

— Все, кого я встретила в столичной больнице «Феофания» (там лечили только гражданских — военных сразу поместили в госпиталь), были открыты, охотно шли на контакт. Ощущалось, что им важно выговориться, важно, чтобы их услышали. Они хотят, чтобы украинские СМИ писали о том, что далеко не все жители захваченных территорий поддерживают оккупантов. Они просили нас, журналистов, чаще рассказывать и о тех, кто все еще находится в застенках, чтобы соотечественники о них не забывали. Чтоб жители мирных регионов знали: территория, где хозяйничают оккупанты, где людей захватывают в заложники и пытают, совсем рядом. И что там человек, который считает себя украинцем, находится в постоянной опасности.

Массовое возвращение узников из плена — самое светлое событие года. Это аргументированный посыл всей стране о том, что Донбасс — не «отрезанный ломоть», а часть Украины, где проживает немало граждан, ждущих освобождения. И эти люди доказали приверженность родине ценой собственной свободы и здоровья, ценой того, что они не смогут вернуться в родной дом до освобождения оккупированных городов.

P.S. Напомним, боевики на Донбассе незаконно удерживают 108 украинцев. По сведениям советника главы Службы безопасности Украины Юрия Тандита, с начала конфликта на Донбассе освобожден 3221 человек.

Вера Жичко, «ФАКТЫ»

Реформований "Театрально-концертний Київ" виходитиме онлайн// НСЖУ, 15.11.2018

Незабаром власну онлайн-версію представить одне із найвідоміших мистецьких видань – журнал «Театрально-концертний Київ». Перша назва часопису, що веде свою історію з 1936 року, – «Театральна декада». Згодом журнал перейменували на «Театральний Київ».

Благодатна нива його життя (з нагоди сторіччя з дня народження Олега Бабишкіна)// НСЖУ, 14.11.2018

Дві товсті папки незвичного для нинішніх «комп’ютерних» часів машинописного тексту. У нього є початок, але немає кінця. У такому вигляді передав нам спогади Олега Бабишкіна його син Олександр з надією на їх підготовку до друку і видання. Не без хвилювання кожен з нас доторкнувся до цих уже пожовклих сторінок – останнього твору, щирої сповіді, прощального слова нашого незабутнього Вчителя.

В інформаційний простір – від «плуга»// НСЖУ, 13.11.2018

Минуло сто років з дня народження Дмитра Прилюка, визначного журналіста, письменника, багаторічного вихователя журналістської зміни.

"Він не впустив у себе цензора, а це в ті часи було дуже непросто"// НСЖУ, 04.11.2018

Одна зі знакових журналістських епох в Україні асоціюється з ім'ям Дмитра Прилюка. У 1965–1969 і 1972–1982 рр. він очолював факультет журналістики Шевченкового університету.

Партнери