Сергій Томіленко: «В Україні кожні чотири дні б'ють журналістів»

Понедiлок 01 Січня 2018

– Первая волна применения силы против журналистов накрыла Украину во времена Евромайдана. Я знаю, что НСЖУ подготовила специальный отчет о нарушении прав журналистов во время исполнения профессиональных обязанностей в 2013–2014 годах. Сколько фактов правонарушений вы зафиксировали?

– По нашим данным, во время революции Достоинства пострадали более 270 журналистов. Как украинских, так и иностранных. Но наш отчет фиксирует не только масштабы нападений, а и спустя три года после Евромайдана – тотальную безнаказанность.

– В минувшем году тенденция сохранилась?

– К сожалению, агрессия относительно журналистов в 2017 году недопустимо высокая. Согласно Индекса физической безопасности журналистов (его составляет НСЖУ совместно с партнерскими общественными организациями), в целом за 11 месяцев было зафиксировано около девяноста фактов применения силы против коллег. В 14 случаях нападающими являлись должностные лица, чиновники и депутаты. В восьми – сотрудники правоохранительных органов. Уровень агрессии против медийщиков буквально зашкаливает в Киеве и Киевской области. А также в Одесском, Донецком, Николаевском и Житомирском регионах. В Украине фактически каждые четыре дня применяется сила против журналистов. Кто-то из коллег умылся кровью и оказался на больничной койке. Другие жалуются на разбитые камеры. Третьих вытолкали взашей из госучреждений. Все случаи, конечно, разные. Но происходящее не может не вызывать тревогу.

– По фактам нападений на журналистов правоохранительные органы возбуждают уголовные дела. Как вы оцениваете ход расследований?

– К сожалению, преступления против журналистов в нашей стране должным образом не расследуются. В редких случаях правонарушители отделываются минимальными штрафами в пару сотен гривен. В то же время такие громкие и показательные дела, как убийство журналиста "Украинской правды" и ведущего радио "Вести" Павла Шеремета рассыпаются либо тормозятся. А приговор, вынесенный судом соучастнику убийства журналиста газеты "Вести" Вячеслава Веремия – Крысину, вообще вызывает огромное разочарование. На основании расследования, которое провели правоохранительные органы, обвиняемый получил в суде условное наказание. Между тем, адвокаты и коллеги погибшего обосновано подозревают следственные органы в некачественной работе. Не исключено, что Крысин является одним из лидеров и организатором "титушек" на Евромайдане. А также якобы до сих пор выполняет особые поручения некоторых высокопоставленных полицейских чиновников. Возможно, что именно поэтому они и не захотели отправить его за решетку. Отмечу, что НСЖУ призвал дать оценку приговора Крысину первых лиц государства: Президента, генпрокурора и главу МВД. И прошло больше недели, но реакции так и не последовало. Между тем, на второй день после оглашения приговора представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир сделал специальное заявление. Он подчеркнул, что крайне обеспокоен безнаказанностью преступлений против журналистов в Украине. А также считает дело Вячеслава Веремия показательным. Судя по всему, в Европе видят происходящее в Украине четче и лучше, чем на Печерских холмах.

– Есть ли смысл ждать от правоохранительных органов качественного расследования нападений на журналистов, если их сотрудники сами поднимают руку на наших коллег?

– Это риторический вопрос, учитывая ситуацию. По закону правоохранительные органы обязаны защищать права журналистов. А на практике мы видим совершенно другую картину. Сотрудники департамента Госохраны, охранявшие частную свадьбу сына генпрокурора, избили съемочную группу радио "Свобода". Полицейские применили грубую физическую силу против известной военной журналистки канала 1+1 Натальи Нагорной на блокпосту в Донецкой области. Журналист, фотокор "Левого берега" Максим Требухов был избит во времена Евромайдана «старой» милицией. И по иронии судьбы, в 2017 году пострадал от действий уже реформированной и обновленной полиции. Более того, на вопрос о том, будут ли наказаны люди, избившие Наталью Нагорную, спикер МВД Артем Шевченко заявил: "Инцидент с журналисткой исчерпан!" А руководство полицейского главка Донецкой области (именно оно несет ответственность за действия своих подчиненных по отношению к журналистке) пошло на повышение и теперь работает в центральном главке МВД. Так о чем можно говорить? Хочу подчеркнуть: избиение журналиста сотрудниками полиции может произойти в любой стране. От этого не застраховано ни одно государство. Но в демократическом мире общество и власть сразу становятся на защиту медийщика и требуют наказания виновных. А в Украине должностные лица и руководство страны прилагают все возможные усилия, чтобы оправдать нарушивших закон "титушек", чиновников и "людей в погонах". Это дикая ситуация.

– У нас в стране есть еще одна огромная проблема: средства массовой информации и журналисты оказались "под колпаком" СБУ.

– Да, в 2017 году СБУ действовала такими методами, о которых раньше и не помышляли. Еще несколько лет назад сотрудники СБУ боялись даже зайти в редакцию! А теперь мы имеем факты допросов журналистов. Обысков у них дома и в редакциях. Например, в офисе интернет-газеты "Страна ua" и в компании "Вести". Напомню, как вооруженный до зубов спецназ позировал в ньюз-руме "Вестей" за спинами беззащитных журналистов. Эти фотографии облетели весь мир и вызвали крайнее возмущение наших европейских коллег. Так и хочется спросить: если вас интересует имущество инвестора холдинга, почему не прийти в пиджаках и не провести следственные действия? Зачем запугивать журналистов? Стоит ли говорить о журналисте Василии Муравицком из Житомира, который находится в СИЗО на основании договора о сотрудничестве с российским информационным агентством и подозревается в госизмене? Конечно, как гражданин Украины я имею право его осуждать за сотрудничество с агентством из страны-агрессора. Но на основании одного лишь гражданского осуждения нельзя выносить приговор и сажать за решетку! В конце концов, это личное дело журналиста, с кем ему работать. И позвольте спросить – где объективные доказательства вины Муравицкого? Где его заметки, в которых он призывает к нарушению территориальной целостности Украины? Где результаты экспертиз? Почему, правоохранители не демонстрируют их обществу? Не выходят с нами на прямой диалог?

– Правда ли, что в этом году Украина впервые попала в позорный список стран, где журналистов арестовывают за профессиональную деятельность?

– Да. Американский комитет защиты журналистов внес в отчет за 2017 год информацию о Василии Муравицком. Специальные заявления с призывом незамедлительно прекратить преследование журналиста сделали "Репортеры без границ" и Международная амнистия. Коллеги уверены: если права журналистов нарушены, об этом надо говорить.

– Как вы оцениваете ситуацию вокруг интернет-газеты "Страна" в связи с постоянными атаками властей на наш сайт?

– Очевидно, что сейчас "Страна" является самым резонансным источником новостей о властях и политиках. Новостей о системной политической коррупции и коррупционерах. Но вместо цивилизованной дискуссии с журналистами, открытых коммуникаций с обществом, готовности держать отчет за полученные властные полномочия политики инициируют травлю оппозиционного ресурса как "промосковского", а силовики проявляют агрессию. Именно избирательностью можно назвать неоднократное возбуждение уголовных дел против главного редактора издания – то за якобы неуплату налогов, то за сепаратизм, то за вымогательство. Ваша редакционная политика, конечно же, может быть предметом обсуждения. Но! Злоупотребление властью для "зачистки" от неудобных медиа недопустимо.

– Можно ли говорить, что правоохранительные органы и государство в целом ведут настоящую войну с журналистами?

– Хотелось бы думать, что это еще не война. Это отсутствие политической воли решить вопрос защиты прав медийщиков и культивирование атмосферы, в которой журналисты чувствуют себя в опасности. Почему это происходит? К сожалению, наши политики и чиновники рассматривают власть не как ответственность за порядок в государстве, а как зону своего личного комфорта и ресурс обогащения. Естественно, они стараются удержать и защитить свои интересы. А журналисты им мешают, и они считают нас угрозой своей безопасности. Поэтому и не наказывают тех, кто совершил преступления против медийщиков. Ведь, по сути, эти люди являются инструментами власти. Ведь в каких случаях нападают на журналистов? Когда они пытаются узнать, что-то, что правоохранители, политики и чиновники, бизнесмены пытаются скрыть от общества.

– Если уж мы заговорили об инструментах, которые использует в своих личных и корыстных интересах власть, можно ли утверждать, что попытки списать все ошибки руководства страны на внешнего агрессора тоже являются своеобразным инструментом?

– Конечно! Если мы хотя бы за неделю соберем всю информацию о правонарушениях, которые приписываются российской разведке и диверсантам, выйдет, что весь мир должен восхищаться мастерством агрессора! Все и везде успевает! Стоит ли говорить, о группах гражданских лиц ("титушках" и "активистов" нового времени), которых политики используют для блокирования телеканалов? Например, канала NewsOne. А также при попытках сменить владельцев СМИ.

– Любопытная ситуация сложилась вокруг сайта "Миротворец", который опубликовал персональные данные аккредитованных в так называемых "ЛНР" и "ДНР" журналистов. Всем же понятно, что эта аккредитация для журналиста равна "бронежилету". Без нее он тут же окажется в тюрьме и не сможет выполнять свой профессиональный долг. То есть, не сможет объективно рассказывать украинскому обществу о том, что происходит на неконтролируемых территориях.

– Это еще один яркий пример нарушения прав журналистов со стороны власти. Мы хотим, чтобы правоохранительные органы защищали журналистов. Но как можно на это рассчитывать, если руководство МВД связано с сайтом "Миротворец", который совершенно незаконно обнародовал персональные данные журналистов? Пострадавшие коллеги ни в чем не виновны, но теперь они чувствуют себя уязвимыми и опасаются за свою безопасность. Кстати, по закону все должно было быть наоборот. Правоохранители обязаны были приложить все усилия, чтобы заблокировать деятельность тех, кто угрожает безопасности журналистов. У нас же выходит, что, с одной стороны, органы создают видимость защиты сотрудников СМИ. А с другой – подкармливают тех, кто нападает на коллег и культивирует в обществе вражду по отношению к журналистам. В результате, случаев нападения на сотрудников СМИ может стать еще больше. Наше общество очень чутко реагирует на примеры. Поэтому власть должна всеми своими действиями показывать, что нарушать права журналистов недопустимо. Но вместо этого она демонстрирует полную вседозволенность.

– Военной агрессией против Украины власть пытается оправдать и увеличение контроля государства над информационным пространством. Мол, мы должны защитить нашу аудиторию от вражеской пропаганды и фейковых новостей из РФ. А для этого закрыть некоторые сайты, заблокировать работу телеканалов. Что вы об этом думаете?

– Давайте разбираться. У нас в стране существует хотя бы один сегмент власти, в котором отсутствует системная коррупция? Международное сообщество, Президент и генпрокурор признают, что в Украине дошло до злоупотреблений на святом, на крови, на оборонных заказах. Уже имеются громкие факты коррупции в сфере госзакупок в обновленной и реформированной полиции. В целом таких примеров великое множество во всех сферах государственной жизни. Какова же в таком случае вероятность того, что властные полномочия в информационной сфере не станут предметом злоупотребления? Где гарантия того, что власть не будет использовать расширенные полномочия в личных целях? Например, ограничивать доступ аудитории к альтернативной точке зрения? Или менять по своему усмотрению собственников телеканалов, пользоваться квотами как инструментом давления и т. д. В целом НСЖУ очень настороженно относится к вопросу расширения полномочий власти в сфере регулирования информационного пространства. На наш взгляд, прежде чем поднимать такие вопросы власть должна завоевать доверие общества. А не прикрывать свое желание удержаться на плаву патриотизмом и пафосными заявлениями.

– Чем, на ваш взгляд, чревата сложившаяся ситуация?

– Если журналисты и дальше будут чувствовать себя в опасности, они начнут бояться давать обществу объективную информацию, будут заниматься самоцензурой, уходить из профессии. Все это приведет к тому, что украинцы перестанут получать достоверные сведения о происходящем в стране. А это, в свою очередь, откроет дорогу к полному произволу.

Звільнений з полону «ЛНР» Едуард Неделяєв: «Я просто писав правду»// НСЖУ, 16.01.2018

«Я говорив те, що хотів сказати», – так зауважує про свої дописи луганський блогер Едуард Неделяєв. І каже, що про них не шкодує, хоча саме публікації в соціальних мережах стали підставою для «справи про державну зраду». У полоні Неделяєв, відомий під ніком Edward Ned, пробув 13 місяців. Його затримали 22 листопада 2016 року в непідконтрольному Україні Луганську.

"Гніздо Борисове": життя триває// НСЖУ, 15.01.2018

Видана в Одесі книжка Лариси Бурчо «Гніздо Борисове» в епоху змін», нагадує: 20 років тому найманий вбивця обірвав життя першого редактора газети «Вечерняя Одесса» Бориса Федоровича Дерев'янка. Водночас видання засвідчує: справа Редактора живе, його творча школа розвивається.

Інтерв’ю Олега Наливайка «Детектору медіа»// НСЖУ, 04.01.2018

«Назріла необхідність внести зміни до закону щодо вдосконалення механізму реформування друкованих ЗМІ», — вважає голова Держкомтелерадіо Олег Наливайко. Також в ексклюзивному інтерв’ю «Детектору медіа» Олег Наливайко розповів про роботу Комітету в 2017 році, про втрачені й додані повноваження.

Сергій Томіленко: «В Україні кожні чотири дні б'ють журналістів»// НСЖУ, 01.01.2018

Голова НСЖУ вважає, що 2017 рік був вкрай тривожним з погляду свободи слова та безпеки співробітників ЗМІ, пише strana.ua (публікація мовою оригіналу).

Партнери